leto_t (leto_t) wrote,
leto_t
leto_t

Category:

Конец войны, начало мира

А знаете ли вы, где закончилась Вторая мировая для Австрии?
Собственно там же, где и для всего остального мира: в маленьком городке Эрлауф, недалеко от Мелька.
в послевоенное время этот городок так и называли - Friedensgemeinde, поселок мира.

8 мая 1945 года командир 65-й пехотной дивизии США генерал-майор Стенли Э.Рейнгарт и командир 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии СССР генерал-майор Д.А. Дрычкин встретились здесь, в Эрлауфе, для официального рукопожатия, которое положило конец Второй мировой войне на австрийской территории

В Эрлауфе есть даже памятник в честь этого события



а это фотография из австрийского архива



под катом воспоминания участника тех событий, будущего члена-корреспондента АН СССР, Иосифа Рапопорта.
очень познавательно, по-моему

В 22.00 7 мая 1945 г. командир 7-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии генерал-майор Д.А. Дрычкин приказал мне командовать передовым отрядом дивизии в составе разведроты дивизии под командованием старшего лейтенанта Малякшина (ныне генерал-лейтенант) и роты 1-го батальона 29-го воздушно-десантного полка. Этим батальоном я командовал до недавнего ранения. В задачу передового отряда входило движение за отступающим противником, затем прорыв через массы отступающих немцев и встреча с американскими войсками. Отряду была предана рация. Дальнейшее усиление отряда зависело от его продвижения.

Движение отряда началось в 5.00 8 мая с рубежа Принцерсдорф в 5 км западнее г. Санкт-Пельтен в направлении крупной магистрали, проходящей через г. Мельк. Общим направлением движения был выход на шоссейную дорогу вдоль берега р. Эннс. По дороге мы наткнулись на большой склад подбитых немецких самолетов, перебрались через взорванный мост и т.д. Через 3,5 часа движения отряда в него влился самоходный дивизион из 1-го батальона 7-й воздушно-десантной дивизии в составе 12 самоходок, о подходе которого мы были предупреждены по рации. Им командовал старший лейтенант Хаустов. С ним прибыла небольшая группа офицеров из штаба полка и дивизии. Подразделения Малякшина, Хаустова и я разместились на броне, остальные – внутри самоходок. Темп движения отряда возрос в несколько раз.

Через полчаса быстрого продвижения по узкой и мокрой проселочной дороге неожиданно открылось шоссе, ведущее к Мельку, но на нашем пути стояли в боевом порядке три танка "Тигр". Я соскочил на землю, подбежал к главному немецкому танку, постучал рукояткой пистолета по броне, по-немецки приказал открывшему башенный люк немецкому танкисту разрядить орудия в воздух и очистить дорогу для прохождения нашего отряда. После некоторого колебания немецкие танки подчинились моему приказу, отойдя назад, и после нашего прохождения вновь встали на место в том же порядке, а наш передовой отряд устремился к Мельку. Не только дорога, но и огромный луг справа, а также более высокая обочина дороги слева были запружены отходящими немецкими войсками, сохранившими свое личное вооружение и часть танков и бронемашин. Согласно предварительным подсчетам число отступающих немцев на расстоянии 8-10 км до Мелька, а оттуда до Амштеттена, насчитывало не менее 300 000 чел., не считая тянувшихся за ними других немецких войск. Офицеров среди них было гораздо меньше, чем полагалось, видно, они скрывали свою форму. Генералов не было видно совсем.

Появление нашего отряда в советской форме, идущего на большоскорости, вызвало среди них панику. Отступавшие немцы очищали дорогу перед нами крупными расходящимися волнами. Одни из них бросались к железной дороге ближе к р. Эннс, а другие - в горы, скрываясь в лесах. Справа, сначала вдоль берега Дуная, а затем вдоль р. Эннс, по четырем или пяти параллельным ниткам железной дороги почти без перерыва двигались товарные немецкие эшелоны. Мы радировали о необходимости приостановить с воздуха движение эшелонов, но этого не сделали. Самоходки дважды открывали огонь по эшелонам, но успеха не достигли.

После прохождения нами рубежа г. Мельк плотность немецких войск резко возросла, и к ним добавились две массы австрийцев. Одни из них двигались в сторону Вены, другие от нее. Австрийцы были в гражданской одежде. Мы были свидетелями стычек между ними.

Наш отряд пересек по пути, пройденному за день, две оборонительные немецкие линии с окопами, отрытыми машинами в полный профиль, подготовленными немцами для обороны. Значит, немецкие генералы еще собирались продолжать войну.

Следующим населенными пунктом, перед которым мы обогнали поток отступающих, был г. Амштеттен. Вблизи него и в самом городе, по данным пленных, было сосредоточено семь дивизий, в том числе - две СС. Я отдал приказание в момент начавшегося авианалета прорваться на полной скорости через центр города, а в случае сопротивления открыть стрелково-пулеметный огонь из самоходок. Но сопротивления мы не встретили. Как потом стало известно, двигавшимся на час-полтора позже через Амштеттен нашим танковым частям было оказано организованное сопротивление.

В нескольких сотнях метров за Амштеттеном наш передовой отряд натолкнулся на танковую роту из состава 11-й бронетанковой дивизии США, которой командовал, насколько помню, Юджин Эдварде, до войны студент Висконсинского университета. Мы доложили командованию о встрече, которая произошла в 13.00 8.05 1945 г., и обе колонны двинулись вперед рядом. Через несколько километров к нам подъехал на виллисе командир разведовательного дивизиона 11-й бронетанковой дивизии с красным шрамом на лице подполковник Фау. Мы обнялись. Он снял с моего погона звездочку на память, а мне передал со своего погона кленовый листок, отвечающий его чину. Продолжая некоторое время параллельное движение, мы наблюдали поразившую меня своеобразную вольтижировку виллисов. К подполковнику на больших скоростях на виллисах приближались с донесениями и за приказаниями американские офицеры, какое-то время они мчались рядом, а потом круто поворачивали назад или обгоняли нас. От начальника разведдивизиона я узнал, что 11-й бронетанковой дивизией командует генерал-майор Дегер, пригласивший нас к себе в предгорья Альп, по которым спускались главные силы этой дивизии. Но связавшись с нашим командованием, я получил приказание комдива оставить основной состав отряда у моста через р. Эннс, а мне с пятью офицерами и несколькими красноармейцами направиться в г. Линц для встречи с командованием 72-й пехотной дивизии США, так как встреча с ней планировалась высшим американским командованием.

При подъезде в г. Эннс на другом берегу реки нас поразило огромное количество белых крестов, обозначавших госпитали. Как известно, немцы с нашими обозначениями такого рода никогда не считались и бомбили госпитали и санитарные эшелоны. Мост через р. Эннс представлял незабываемую картину. Вешние воды проходили близко к настилу моста, но по обе стороны от него выглядывало, высоко поднимаясь над ним, множество брошенных в воду пушек, минометов, пулеметов и другого оружия.

Названия отдельных пройденных нами за день населенных пунктов показались мне тогда смутно знакомыми, но времени для воспоминаний не было. Через несколько лет, перечитывая первый том "Войны и мира", я убедился в том, что вся дорога, по которой мы шли в этот день, была пройдена войсками Багратиона в 1805 г., только в обратном порядке – из Линца через Амштеттен и Мельк (у этих двух пунктов состоялись бои) и далее в направлении Брно (Брюнн). У моста через р. Эннс, где командир эскадрона Денисов расчищал, по Л.Н. Толстому, дорогу для павлоградцев, теперь остановился наш передовой отряд, закрывая единственный в этом районе переход на другой берег реки. На другом берегу р. Эннс мы встретили по правую сторону от дороги остатки немецких войск (около 5000 чел.), ранее капитулировавших перед американской армией.

Командование 72-й пехотной дивизии располагалось в гостинице на берегу Дуная, а полки этой дивизии еще находились на марше. Мы были тепло встречены командиром 72-й пехотной дивизии генералом Рейнгартом, бригадным генералом Донованом, начальником штаба дивизии, и другими офицерами. Говорили об операциях и эпизодах войны. Генерал Рейнгарт сказал нам, что он следил за боями, которые вела советская армия под Сталинградом и что ему было стыдно оставаться в бездействии. Нас много фотографировали и подарили нарукавные знаки 72-й пехотной дивизии - белую алебарду (бердыш) на голубом фоне, американцы ее называли "халабарда".

Быстро стемнело. Наши и американские машины вместе с генералами и офицерами отправились в обратный путь, и на полпути между Эннсом и Санкт-Пельтеном встретились с командиром 7-й воздушнодесантной дивизии генерал-майором Дрычкиным, а также с командиром 20-го стрелкового корпуса, Героем Советского Союза, генерал-лейтенантом Н.И. Бирюковым и их спутниками, которые также были в автомашинах.

Поздним вечером 8 мая 1945 г. военным орденом Достойного Легиона США (Legion of Merit) командорской степени были награждены генералы Бирюков, Дрычкин и я. Несколько позже были награждены и другие офицеры. Этот орден из числа первых в США был учрежден еще во время войны за освобождение. Судя по номеру врученного мне ордена им были награждены за это время 22 тыс. чел. В нашей дивизии были и другие награждения военными американскими медалями.

8 опубликованной в 1985 г. книге "Освободительная миссия совет- ских вооруженных сил в Европе во Второй мировой войне" (М.: Воениздат) на стр. 493 помещена выдержка из донесения маршала Толбухина в Ставку. В нем говорится о действиях нашего передового отряда: "Передовые отряды 7 гв. ВДД и 170 тбр в 14-15.00 в районе Шлидсберг (10 км западнее г. Амштеттен) соединились с передовыми частями 11 и 13 танковых дивизий 3-й американской армии. С нашей стороны действовал усиленный подвижной отряд от 7 гв. ВДД и 170 тбр под командованием майора И.А. Рапопорта. С американской стороны рг 11-й тд, 12-й ак под командованием младшего лейтенанта Эдварде Юджин и РГ 13 тд 30 ак под командованием старшего лейтенанта Риджвельт".

Наш передовой отряд соединился со взводом 11-й танковой дивизии почти сразу по выходу из Амштеттена около 13.00 8 мая. Танковая бригада 170-й тбр встретилась в 14 или 15 часов с частью 13 тд США. Ее отряд не состоял под моей командой. Скорее всего фронтовые операторы соединили два независимых боевых донесения.

Сообщение Советского Информбюро о встрече войск 3-го Украинского фронта с американскими войсками последовало утром 9 мая 1945 г. или вечером 8 мая.


рассказ взят отсюда
Tags: Австрия, Мостфиртель, история, мои фото
Subscribe

  • Еще красного в парке Донау-Ауэн

    Покажу не вошедшее в пост о красном с проходимцами. В прогулочную пятницу к вечеру не было уже ни сил ни вдохновения. Все унес фён - здесь так…

  • Полнолуние, прогулки и прошу прощения

    Прощения за то, что в последнее время редко захожу и мало комментирую. Полнолуние потому что оно сегодня. В компании тормознутого Меркурия - он…

  • (no subject)

    Никак не могу определиться, рассказывать о плохом или переживать молча. С одной стороны вроде как поделишься с друзьями и вроде легче. Но жизненный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Еще красного в парке Донау-Ауэн

    Покажу не вошедшее в пост о красном с проходимцами. В прогулочную пятницу к вечеру не было уже ни сил ни вдохновения. Все унес фён - здесь так…

  • Полнолуние, прогулки и прошу прощения

    Прощения за то, что в последнее время редко захожу и мало комментирую. Полнолуние потому что оно сегодня. В компании тормознутого Меркурия - он…

  • (no subject)

    Никак не могу определиться, рассказывать о плохом или переживать молча. С одной стороны вроде как поделишься с друзьями и вроде легче. Но жизненный…